Моя Високоповажність Його Високоповажності!

З нагоди великих сподівань Його Високоповажність Фантазер Юрій Шеляженко має честь побажати новому Президенту України П. Порошенку:

1) Щоб не розсварився з парламентом “а-ля Кравчук”.
2) Щоб не приватизував Україну “а-ля Кучма”.
3) Щоб не дістав усіх пустими обіцянками “а-ля Ющенко”.
4) Щоб не довелося безславно тікати “а-ля Янукович”.

Цензура понад усе

censura-spase-dushu

Достатньо фантазій! У нас тут цензура!
У нас всі нормальні! Хто інший, той псих!
Не мрій! Не вигадуй! Не будь самодуром!
Не стій на своєму! Стань в строї своїх!

Пильнуй адекватність! Дотримуйся форми!
Відкинь егоїзм! Не ускладнюй життя!
Собою не будь! Заборонено! Соромно!
Бийся, як лев, і люби, як дитя!

Ти – крапля правди у морі цензури!
Правда солона, гірка, чорна, рідна!
Все, що зустрінеш, топи і занурюй,
Щоб чорний рейтинг піднявся на рівень!

Бажай лише того, чого хочуть інші!
Танцюй! Веселися! З народом ходи!
Усе популярне – затям! – важливіше,
Ніж те, що тобі без реклами кортить!

Повір в силу маси! Плодися, розмножуйся!
Клейся, рожай, клич, лякай, агітуй!
З більшістю злийся і не висовуйся!
Меншість дави, ігноруй, цензуруй!

Ти не пророк! Ти війну не зупиниш!
Молися на більшість, на волю небес!
Пожертвуй собою! Дай статися змінам!
Хай вже малі цензурують тебе!

Логіка, розум – шлях у нікуди!
Люблять безумних! Люблять цинічних!
І після смерті тебе не забудуть!
У чорних списках лишишся навічно!

Знай, що самотність нудна і болюча!
Бути одному страшно плачевно!
Одинаків гнівно лай! Це научить їх
Не хизуватись, сховатись з очей!

Хай чорна маска буде обличчям!
Звати себе по імені заборони!
Ти не людина, ти – ідентичність!
Ти не людина, ти – громадянин!

o o o

Ви можете підтримати цей постер та вірш на конкурсі “Стоп цензурі”, натиснувши червоний “лайк” праворуч за наступними лінками:

http://www.stop-censorship.net/posters/53808663c9b85/

http://www.stop-censorship.net/poems/5380d263123a8/

Я нахожу радость в одиночестве заодно со всеми вами, одиночками

Язык вместо мышления, нация вместо понимания, империя вместо идеи, дисциплина вместо согласия, нормальность вместо фантазии, желания вместо замыслов, насилие вместо силы… Когда душа подменяется идентификацией, жизнь превращается в войну и толпы дикарей, жаждущих мести, с пустыми глазами выходят на улицы городов. Счастливы те, кто, сохранив светлый ум, продолжают быть собой и не боятся творить добро. Наедине со всеми людьми, наедине со вселенной, наедине с вечностью мы строим вокруг себя настоящее, душевное общество.

odinochki-640

* * *

Овечкам вціліти, насититись вовку
Указ шоколадного зайця звелів.
Живіть по-новому! Вживайте солодке!
Зуб мудрості вирвіть, щоб він не болів.

* * *

Мир спит. Все телецентры сна
Захвачены республикой террора.
Кому-то грезится грядущая война
От взрыва под столом переговоров.

Завтра в вашем городе

В России учения. Под командованием Путина армия отрабатывает тактики нанесения массированного ракетного ядерного удара.

Партия “Свобода” тоже истосковалась по опасным игрушкам. Девятый пункт ее программы – “восстановить ядерный статус Украины”.

Десять лет назад я написал для студенческой газеты рассказ “Завтра в вашем городе”. Мне кажется, сейчас этот рассказ как никогда актуален. Хочу его подарить читателям именно сегодня, 9 мая 2014 года.

ЗАВТРА В ВАШЕМ ГОРОДЕ

В чистом небе – ни облачка. Блестели пластиковые елочки. Люди на улицах стояли и радовались празднику.

– Прошу прощения,– сказал Гриша соседу,– Сегодня День Независимости?

– Можно и так сказать. Большой праздник в нашем свободном городе.

– Сегодня Новый Год,– уточнили из-за спины.

– Не слушай их, сегодня наступает Новая Эпоха! – сказал сосед Грише.

– И что будет дальше?

– Мы собрались на улицах, чтобы отстоять свое право на достойную жизнь и вместе двинуться к счастливому будущему!

«Движемся!» – воскликнул кто-то. Люди подхватили: «Дви-жем-ся! Дви-жем-ся!». Неожиданный порыв ветра срывал с них шапки, но люди не замечали этого. Они продолжали скандировать.

На соседней улице, в уютном кафе, бармен Саша с любовью оглядел аккуратные полки, заставленные разнообразными напитками и отмытой до блеска посудой.

– И чего они раскричались,– проворчал Саша себе под нос,– Все равно стоят на месте, а кричат: «Движемся». Идиоты.

– Точно,– сказал Леня, думая о том, не выпить ли ему кружку пива.

– Но сегодня точно какой-то праздник. Все поставили елочки, вон и возле моих дверей стоит.

– Я не знаю, какой сегодня праздник, но я сегодня пришел к вам в кабак, и это уже должно что-то означать,– заявил Леня.

– Скорее, ты поселился в моем заведении. И почти ничего не заказываешь! – возмутился Саша.

– Зато составляю тебе компанию,– примиряюще заметил Леня.

Солнце неумолимо тянулось к закату. Народ на улицах не расходился.

– Мама, чего мы стоим на улице и не идем домой? – спросил малыш в коляске.

– Паша, тебе один год и два месяца. Тебе еще рано разговаривать. А ну спи!

Неподалеку разбойник с сумочкой в руках издевался над бабушкой в инвалидной коляске:

– Не поймаешь, не поймаешь!

– А ну отдай, мерзавец! Сейчас вызову полицию!

– Гы-гы, и полиция не догонит! В городе сотня полицейских, и ни один меня не поймает!

– Молодой человек! Вы забываетесь! Неужели вам непонятно, что преступление – это вызов закону! Люди не позволят вам грабить старую слабую женщину!

– Плевал я на людей, женщина! Люди ничего мне не сделают! Где они, ваши люди?

– Невоспитанный хулиган, посмотри вокруг! Тебе это даром не пройдет! Видишь, сколько народу вышло на улицы, чтобы продемонстрировать свою общую силу и народную волю! Мы выкинем из города преступную власть и всех остальных воров, таких, как ты!

«Выкинем!» – крикнули из толпы. Никто не двинулся с места.

– Эх, бабушка, ты смешная. Оглянись вокруг. Ты живешь в городе манекенов!

Бабушка в отчаянии посмотрела во все стороны.

Ветер снова пронесся по улице. Над землей закружилась желтая целлофановая листва, бумажки, листовки, рекламные буклеты…

Ветер снова толкнул в спины людей. «Дви-жем-ся! Дви-жем-ся!» – скандировала толпа. Кто-то из людей покачнулся.

– Движемся! Уже движемся! – заорали возбужденные голоса.

Над городом поднималось зарево.

Ветер рванул сильнее. Человек упал и зацепил другого. Другой человек покачнулся и упал. Люди начали падать на землю и друг на друга под порывами ветра.

– Отста-аньте! – несся над площадью безнадежный вопль, сопровождаемый громкими басистыми оправданиями:

– Девушка, я понимаю, это похоже на сексуальные домогательства, но я не могу оторваться с вашей груди… Просто не могу подняться… В самом деле, такие холодные дамы, как вы, просто не в моем вкусе! Вы даже не сопротивляетесь, словно сделаны из пенопласта и пластмассы!

Люди продолжали падать…

Генерал смотрел на город в бинокль с высокой горы. В бункере было сыро и неуютно, но настроение у генерала было прекрасное.

– Восемнадцать уже есть?

– Так точно,– ответил адъютант.

Леня засиделся в кафе.

– Бармен, дай мне салат из грибов. Я люблю грибы.

– Извини, но кафе закрыто. Иди домой.

– Я хочу грибов!

Генерал спросил:

– В городе ни одного человека?

– Если не считать «гражданских»,– ответил с нервным смешком адъютант.

Генерал нажал на красную кнопку. Огненная волна прокатилась по городу. Вспыхнул ядерный гриб.

– Составьте протокол об удачных ядерных испытаниях,– с удовлетворением сказал генерал адъютанту,– Вы знаете, Алексей, именно тут, в этом городе манекенов началась новая эпоха. Мир больше никогда не станет таким, каким был.

– Не хотел бы я, чтобы в моей Малютянке наступила такая эпоха,– серьезно ответил адъютант.

– И я бы не хотел. Но, скажите, вы уверены, что в вашей чертовой дыре не живут террористы? – генерал хитро прищурился.

– В Малютянке живут обычные люди. Народ не позволит отбирать жизнь у мирных жителей.

– Народ? Как вы его себе представляете?

Адъютант промолчал, подавляя свои сомнения и желание выругаться.

Генерал засунул руки в карманы штанов.

Он представил себе большой город с небоскребами, банкоматами, телевышкой, морем. С людьми на пляжах, на улицах, в кафе, на площадях. Все они стоят на месте и ждут новой эпохи. А потом представил себе большую красную кнопку. И улыбнулся.

Диск солнца, пылая, подкрадывался к краю горизонта.

* * *

– ти бойова порода юних лицарів брехні
– ні
– тебе виводили щоб вмерти на війні
– ні
– твій мозок й серце утопили у лайні
– ні
– і ти ненавидиш усі думки складні
– ні
– виходиш з себе губишся на чужині
– ні
– не бачиш на собі ошийника панів
– ні
– твої кайдани почуття дурні
– ні
– твій дух скували іскри полум’яні
– ні
– жорстокий світ спалити хочеш у вогні
– ні
– ти не живеш без страху і борні
– ні
– твої улюбленці залякані й страшні
– ні
– і ти насилуєш чортівок уві сні
– ні
– всі дні нудні чекаєш лютих снів
– ні
– боїшся слабкості боїшся скажуть ні
– ні
– раб свого страху адекватного труні
– ні
– тебе вбиває твій нормальний гнів
– ні
– ти торгуватися не хочеш і не вмієш
– ні
– тому ти легко продав душу сатані
– ні
– ти одержимий в соціальній маячні
– ні
– платон і фрейд в твоїй змішались маячні
– ні
– бандера сталін гітлер мусоліні
– ні
– і маркс і поппер просто в маячні
– ні
– христос аллах і будда не святині
– ні
– суспільство ідол у жертовній маячні
– ні
– п’є твою кров і плоть смакує на війні
– ні
– ще один мертвий воїн в полі на війні
– ні
– бо ми живем щасливі як одні
– ні
– ми вірим в себе як одні
– ні
– а ти не віриш ні собі ані мені
– ні